Благодаря новым научным инициативам, быть может, скоро мы поймем, каким образом в наиболее сложном машинном оборудовании света возникают мысли и эмоции.

После 100 лет непрерывных исследований ученые, занимающиеся мозгом, по-прежнему не понимают, как работает этот весом чуть больше килограмма орган, который управляет всеми сознательными действиями человека. Много людей пытались справиться с этой проблемой, изучая нервные системы более простых организмов. Прошло уже 15 лет с того времени, когда совершено карту соединений между всеми 302 нервными клетками obleńca Caenorhabditis elegans. Однако схема „проводки” этого червя не привел к пониманию того, каким образом эти соединения приводят к даже основных поведения, как прием пищи или совокупление. Не хватало данных, связывающих активность нейронов с конкретными действиями.

Трудности в определении зависимости между биологическими явлениями и поведением у людей еще больше. В средствах массовой информации мы слышим часто об исследованиях, которые показывают, что определенные области мозга активируются, когда мы чувствуем себя одинокими или слушаем любимую песню «Битлз». Эти данные могут создать впечатление, что современная техника позволяет наблюдать процессы, лежащие в основе работы мозга. Это, однако, иллюзия.

Стоит упоминания примером этого недоразумения описывается широко недавнее исследование, в котором определили конкретную ячейку мозга, которая приходила в активации в ответ на вид лица актрисы Дженнифер Энистон. Несмотря на то, все сми спутанность сознания, открытие „нейрона Энистон” было как послание от инопланетян, доказательством существования разумной жизни во Вселенной, однако без каких-либо указаний о том, что в смысл этого сообщения. По-прежнему не имеем ни малейшего понятия, каким образом импульсы электрической активности этого нейрона влияют на нашу способность распознавания лица Энистон и связи ее с сериалом Друзья. Вероятно, для того, чтобы мозг смог распознать celebrytkę, должно привести к активации большой группы нейронов, согласованные между собой с помощью кода нервной системы, которое нужно только расшифровать.

Случай нейрона Дженнифер Энистон показывает также, что neuronauka оказалась на перепутье. У нас уже есть методы, которые позволяют регистрировать активность отдельных нейронов у живого человека. Однако, если мы хотим сделать значительно прогресс, мы должны разработать новые методы, которые позволяет осуществлять мониторинг, а также изменение электрической активности тысяч или даже миллионов нейронов – методы, позволяющие odcyfrować то, что испанский пионер neuroanatomii Сантьяго Рамон кахаль назвал „niezgłębionymi dżunglami, где многие исследователи zabłądziło”.

Такие революционные методы могли бы в принципе начать заполнять пробел познавательную между активностью нейронов и восприятием, эмоциями, принятием решений и, наконец, о сущности сознания и, наконец, самосознание. Расшифровка конкретных моделей активности мозга, которые лежат в основе мысли и поведения, предоставит также ключевых знаний о явлениях, которые происходят в случае нарушений в работе нервных цепей, и поэтому в психических расстройствах и неврологических расстройств – шизофрении, аутизме, болезни Альцгеймера или Паркинсона.

О необходимости разработки новых методов, позволяющих на исследование мозга, — говорит, наконец, и за профессиональными научными. Администрация Обамы объявила в прошлом году, что вызывает к жизни большой проект: Brain Research through Продвижение Innovative Neurotechnologies Initiative, сокращенно BRAIN, самый захватывающий научный проект во время второго срока президента.

Инициатива BRAIN, о начальной фонда на 2014 год превышает 100 миллионов долларов, направлена на развитие методов регистрации сигналов из клеток мозга в гораздо большем количестве, и даже с целых областей мозга. BRAIN является дополнением других крупных проектов neurobiologicznych, проводимых за пределами Сша. Human Brain Project, финансируемого Европейским Союзом, это 10-летний проект о бюджете составляет 1,6 млрд долларов, целью которого является создание компьютерного моделирования всего мозга. Амбициозные научные проекты в области нейробиологии являются также реализованы в Австралии, Китае, Японии и Израиле. Мировой консенсус, результатом которого являются давление на развитие науки о мозге, напоминает другие послевоенные научные инициативы: в области ядерной энергетики, ядерного оружия, космических исследований, информационных технологий, альтернативных источников энергии и секвенирования генома. Сейчас наступает эра исследований мозга.